В правозащитных кругах и СМИ уверены — закон не нужен ни прессе, ни читателям, а потому — вреден и даже опасен.

Инициатива предусматривает изменение в КоАП, согласно которым изготовление или распространение продукции СМИ содержащей обсценную лексику  для юридических лиц может караться штрафом до 200 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения, то есть тиража или аудио-видеоролика.

На законопроект еще в прошлом году поступил отрицательный отзыв правительства, с указанием на то, что предложения вступают в конфликт уже действующей статьей КоАП, появившейся в следствие принятия закона о защите детей от вредной информации. Поскольку «согласно части 2 статьи 5 Федерального закона к видам информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, относится информация, содержащая нецензурную брань». И эта «конкуренция статей», согласно документу, подписанному вице-премьером Владиславом Сурковым, может обернуться возможностью произвольно выбирать нормы, подлежащие применению.

В связи с отрицательной резолюцией в некоторых СМИ появилась информация, что данный законопроект принят не будет. Оказалось, это не так. Несмотря на возражения правительства, идею штрафовать СМИ за брань в Думе не оставили. Профильный комитет рекомендовал законопроект к рассмотрению в первом чтении, а в Госдуме порталу «Полит.ру» сообщили, что после устранения «технических» недоработок, документ вполне может быть перевнесен без отзыва, согласно процедуре предусмотренной регламентом. Однако один из инициаторов законопроекта, вице-спикер ГД Сергей Железняк заявил «Полит.ру», вполне возможно вопрос с законопроектом может быть урегулирован в порядке консультаций с правительством, которые уже идут.

«Сейчас мы обсуждаем с правительством возможности редакционных правок. А принципиальных или концептуальных возражений (со стороны правительства) по данному документу нет, — рассказал высокопоставленный единоросс. — Редакционные же правки, по нашему мнению, вполне могут быть учтены при рассмотрении закона».

Работать закон, по мнению создателя, после принятия будет на основе решений принимаемых Роскомнадзором и судами, отталкиваясь от фактов нарушений, выявленных при помощи жалоб граждан и мониторингов, проводимых ведомством-регулятором. А судебные решения, по словам Сергея Железняка, будут приниматься в рамках сложившейся практики, то есть на основе лингвистической экспертизы.

Общая же целесообразность инициативы, как заявил вице-спикер ГД объясняется тем, что «некоторые СМИ позволяют себе прямое использование (без «маскировки» — «Полит.ру») мата». При этом сам автор документа признает, что ситуации с «замаскированными» бранными выражениями, когда, скажем через многоточие пишется первая и последняя буква слова, данная инициатива никак не изменит.

Такое обоснование будущего закона не кажется убедительным ни представителям СМИ, ни правозащитникам. У них данный законопроект вызывает непонимание и возмущение.

Главный редактор «Ленты.ру» Галина Тимченко заявила, что ей данная инициатива кажется надуманной и лишенной логики. «Нужна ли такая инициатива? Нет. В дополнительных регулирующих актах нет никакой необходимости. Деятельность СМИ регулируется «Законом о СМИ» и в течение последних лет нам этого вполне хватало. Если кто-то уверен, что мат в СМИ — это проблема, то я такой проблемы не вижу. Мат в СМИ встречается либо в контексте, либо в прямой цитате, и то буквально считанные разы. То есть тексты с употреблением этих слов — это тысячные доли процента.  А уже после введения возрастной маркировки (на главной странице сайта «Ленты.ру» стоит маркер «18+» — «Полит.ру») дополнительные регулирующие акты — явное излишество, — уверена Тимченко. — И вообще никаких разумных причин, никакой логики в  появлении целого списка законодательных инициатив за прошедший год я не вижу».

А главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин вообще уверен — предпринимаемые последнее время Госдумой попытки что-либо регулировать намекают, что саму Думу надо урегулировать.

«Мне кажется, что эта инициатива абсолютно не нужна. Вся брань в средствах массовой информации, если и встречается, что всячески ретушируется. Да, такое конечно бывает, что из песни слова не выкинешь. У нас был репортаж из убойного отдела, например, где нам было очень сложно все убрать, хотя мы и старались по максимуму, поскольку понимаем — нас читают и подростки, и дети, — рассказывает Лейбин. — Такая инициатива, если начнет работать, она принесет СМИ некоторые неудобства, которые я не стал бы драматизировать. Но вообще эта инициатива из ряда таких, которые с прошлого года начинают возникать, где законодательные органы начинают так все регулировать, что лучше будет для страны, если бы их самих отрегулировали. Чтобы они стали больше думать и меньше законов издавать».

При этом кандидат юридических наук, правовой аналитик межрегиональной правозащитной ассоциации «АГОРА» видит в готовящемся законе угрозу свободе слова и потенциальный повод для репрессий в отношении СМИ.

«Решение о том, имела ли место нецензурная брань, принимается судом на основе лингвистической экспертизы и всегда остается на усмотрение суда. При этом до последнего момента у нас не было прямой ответственности за мат, если он не был произнесен как оскорбление в чей-то адрес. Я даже знаком с решениями суда, в одном из которых широко распространенное слово «б…дь» было расценено как оскорбление, а в другом случае — как междометие, поскольку было выделено в тексте запятыми», — рассказывает юрист, — «Что же касается давления на СМИ, то такой закон может быть использован в этом качестве инструмента давления, и, скорее всего, будет. Особенно, если учесть, что градус общественного настроения нарастает. Если закон вступит в силу, то надо будет внимательно следить, как будут реагировать власти на СМИ, не боящиеся резких выражений».

Пока окончательных договоренностей с правительством еще не достигнуто, но вице-спикер ГД Сергей Железняк в беседе с «Полит.ру» выразил надежду, что они завершатся до конца недели. После чего, видимо, уже в пятницу, законопроект об ответственности за распространение нецензурщины в СМИ поступит-таки на рассмотрение нижней палаты и, видимо, будет прият несмотря ни на какие разногласия с исполнительной властью, буде такие останутся. Как пояснил журналисту «Полит.ру» еще один инициатор законопроекта, единоросс Роберт Шлегель, «правительство — это правительство, а Госдума — это Госдума, и у нас достаточно прецедентов, когда правительство хочет принять документ в одной редакции, а он принимается в другой редакции».

Евгений Ершов

Источник: Полит.ру

Похожие записи: