Сейчас в Казахстане мы получаем новый вариант гражданского общества — виртуальное. Это новый этап развития и здесь есть огромный риск. Я совсем недавно озадачилась проблемой — а когда Интернет-протест выйдет на площадь?

Таким вопросов задалась главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, профессор Ирина Черных, на прошедшем накануне в Алматы заседании Клуба Института политических решений (КИПР) на тему «Эволюция в Сети: от «лайков» к гражданской активности».

«У нас было несколько пресс-конференций, на одной из которых московские спикеры говорили —  «а какая разница, когда выйдут, вы не сидите в социальных сетях, вы не знаете, что там происходит, вот если бы посидели, то поняли бы, что это случится». Но возникает вопрос — когда это случится и что с этим делать, если «это» выйдет на площадь? Мы сейчас уходим в другое поле, мы начинаем проявлять свою гражданскую позицию самым простым и легким способом — разместил ролик на YouTube — я сделал гражданский шаг, я снял, как идет подтасовка на каком-то избирательном участке — проявил свою гражданскую позицию. А кто на это отреагирует, какой эффект это имеет? Не надо выходить на площадь, ведь можно показать свою гражданскую позицию сидя дома у компьютера с чашкой кофе в руках, чатиться в форуме, высказывать какие-то радикальные мысли, и при этом ничего не делать, оставаться наблюдателями. И это, как не парадоксально — новый шаг в развитии гражданского общества. Другой вопрос, — какой процент людей сидит в интернете что-то пишет на бумаге, говорит, и какой процент пойдет на площадь?», — спросила она.

По мнению журналиста, блогера, кандидата политических наук Адиля Нурмакова, в Казахстане число пользователей Интернета очень быстро растет и все больше граждан страны проводит большое количество времени во всемирной сети. Является ли это показателем гражданственности — очень большой вопрос.

«Социальные сети на самом деле это такой инструмент, который вряд ли может использоваться в координации каких-либо действий, потому что легко может технически блокироваться. Заблокировали Твиттер, и все — нет протестов. Интернет не дает этого роста гражданственности, но зрелое гражданское общество, под которым я понимаю не только совокупность НПО, а именно гражданские инициативы, людей организовывающихся для решения проблем всего общества — они могут использовать Интернет как инструмент», — считает он.

Безусловно, отметил А.Нурмаков, активизм в социальных сетях может сыграть роль только как дополнение к оффлайну. Социальные сети не могут дать дисциплину и организацию. «Участие в каких-то акциях чисто номинальное — вы можете поставить «лайк», но и тут же отказать от него. Это ни к чему не обязывающий «активизм». Кампании в соцсетях легко собирают людей, потому что не просят от них многого. Люди подписываются на что-то, потому что это будет хорошо выглядеть в глазах друзей. Возможно, многих из этих друзей, человек никогда в глаза и не видел. На самом деле это действие, не требующее вклада сил и ресурсов. Из таких действий не может эволюционировать гражданское действие, гражданское общество. Важные темы не вырастают в кампании. Эти темы обсуждаются, собирают сотни комментариев, в группы вступают тысячи людей, но они не перерастают в действие. Это информирование, обсуждение, дискуссия не переходит на следующий этап, на призыв к действию», — говорит он.

Примером к такому мнению журналиста может стать акция протеста в Алматы против введения в действие поправок в законодательство РК по вопросам интеллектуальной собственности. Так, в начале февраля этого года в соцсетях появилось сообщение о митинге против данных поправок. Сообщение активно поддержали сотни пользователей. В назначенное время у гостиницы «Казахстан» появился лишь один человек, а спустя полчаса еще пятеро. Вот и вся акция протеста. Активисты посмеялись и решили перенести мероприятие. Как говорили сами пришедшие на митинг — одно дело поддержать словом, а другое — делом.

«Да, конечно, этими темами могут заинтересоваться СМИ. Но мы неоднократно сталкивались с тем, что темы оказываются недостоверными», — говорит Нурмаков.

К примеру, история многодетного отца из Астаны. Напомним, сюжет об отце-одиночке был показан на телеканале КТК 26 января этого года, после чего мужчине вызвались помочь многочисленные жители столицы. К примеру, под новостью на портале Zakon.kz было оставлено 700 комментариев. Большинство комментаторов помогли многодетному отцу деньгами, передавали для детей вещи и игрушки. Был озвучен и расчетный счет в банке, на который пользователи портала скидывали деньги.

В конечном итоге, аким Астаны Имангали Тасмагамбетов рассказал о том, что оказывается отец-одиночка избивал свою жену и вообще выгнал ее из дома. По признанию самого героя, сюжет был снят только ради того, чтобы ему помогли устроить детей в детский сад.

Свой пример привел и креативный директор АО «Агентство «Хабар» Ержан Сулейменов. «Во многом те люди, которые ставят «лайки», принимают участие в каких-то переписках, обсуждениях и готовы в Интернете на все — не приходят на какие-то акции, мероприятия. В позапрошлом году мы организовывали большую акцию протеста по поводу привоза в Алматинский цирк дельфинов. Около 200 человек подписалось, они сказали, что придут в воскресенье и возьмут в руки шарики в знак протеста. Но пришло всего три человека — те, кто занимался организацией», — рассказал он.

Похожие записи: