В суде №2 Казыбекбийского района Караганды началось рассмотрение иска сотрудника дорожной полиции Даната Тлеуленова к газете «Вечерняя Караганда», ее журналисту Махаббат Есенбаевой, председателю ОО «Общество содействия автомобилистам» Руслану Лазуте и автовладельцу Тарасу Помазаю. Инспектор УДП требует с ответчиков миллион тенге за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации.

Напомним, Данат Тлеуленов уже обращался за помощью к Фемиде в сентябре этого года. Поводом для иска послужила статья Махаббат Есенбаевой под названием «Гаишники из Караганды становятся звездами Интернета», опубликованная в еженедельнике «Вечерняя Караганда» 27 июня этого года.

Не упоминать всуе?

Статья (фотокопию ее смотрите ниже) была написана на основе интервью с руководителем ОО «ОСА» Русланом Лазутой, который рассказал о том, как карагандинские УДПшники нарушают права автомобилистов и правила дорожного движения, а члены ОО «ОСА» регистрируют такие факты на видео и выкладывают в Интернет. В качестве примера был приведен видеоролик, который ровно за месяц до этого, 27 мая, появился на популярном видеосервисе YouTube.

Главным действующим лицом в этом ролике был инспектор Тлеуленов, остановивший на проспекте Республики в Караганде владельца белого «Фольксвагена-Гольф» Тараса Помазая за правонарушение, которого сам инспектор не видел и доказать не смог. По словам Руслана Лазуты, выступившего со страниц газеты, видеорегистратор водителя не зарегистрировал факта, в котором его обвинял дорожный полицейский, — того, что он якобы не пропустил пешехода на светофоре. И потому Тарас Помазай отказался подписывать протокол, составленный инспектором.

Тогда, как рассказал руководитель ОО «ОСА», инспектор неожиданно забрал документы автовладельца и уехал. А, вернувшись через час, сообщил, что отлучался, чтобы пообедать. Все это нашло отражение в видеоролике, выложенном в Интернете.

Содержание статьи «Гаишники из Караганды становятся звездами Интернета» полицейский счел оскорбительным и не соответствующим действительности и обратился в суд. В первый раз судья Галиева оставила иск Даната Тлеуленова без рассмотрения, поскольку истец не выполнил процедуры досудебного урегулирования, предусмотренные законом «О СМИ». То есть не обратился в редакцию с досудебной претензией. Но за это время настырный инспектор УДП успел исправить свою ошибку, на которую ему указала судья, и отправил в процесс своего представителя во всеоружии.

Еще до начала судебного разбирательства представитель прославившегося инспектора Тлеуленова — Александр Махлов стал эмоционально возражать не только против присутствия в зале журналиста независимого издания, но и против любого упоминания о своей персоне в прессе.

— Я не хочу, чтобы мое имя упоминалось в вашей статье! — ультимативным тоном заявил он мне. — И если вы это сделаете, то я приму соответствующие меры.

Автор этих строк возразила, что процесс открытый и потому журналист имеет полное право на его всестороннее освещение, но это не возымело никакого действия на агрессивно настроенного юриста. Зато аналогичный довод судьи Жанны Егоровой, приведенный ею в ответ на его протест против присутствия в зале представителей прессы и освещения разбирательства в СМИ, оказался для Александра Наркистовича вполне убедительным. Единственное, чего смог добиться юрист, — это запрета на фотосъемку его особы.

Кстати, уже после судебного заседания он категорично потребовал от автора этого материала «не комментировать и не редактировать его слова». Поэтому прямую речь юриста я решила приводить в статье без стилистических корректировок — уж что сказано, то сказано. Не обессудьте…

«Это же ГИБДД!»

По словам представителя Тлеуленова, в апреле нынешнего года дежурный ЦОУ увидел через камеру слежения, что водитель Помазай не пропустил пешехода на перекрестке ул. Муканова и пр. Республики, и передал по рации находящемуся в трех минутах езды от указанного места Тлеуленову информацию о правонарушении. Из логики его рассказа следует, что инспектор, который не знал точно, достоверна ли переданная ему информация, выполнил свой служебный долг, остановил авто с предполагаемым нарушителем и составил протокол об административном правонарушении.

Водитель Помазай с протоколом не согласился, поскольку никаких доказательств сотрудник УДП ему не представил, и отказался его подписывать. Более того, по мобильному телефону пригласил своего знакомого, который заснял на видеокамеру спор между автовладельцем и полицейским.

— В это время инспектору Тлеуленову поступила информация о ДТП, которое произошло за городом, — рассказывал Александр Махлов. — И инспектор был направлен туда для оказания содействия в фиксации и помощи потерпевшим. Тлеуленов, исполняя задание дежурного ЦОУ, выехал на место происшествия. Исполнил свои должностные обязанности и вернулся к господину Помазай, который в это время размышлял, подписывать ему протокол или не подписывать.

При этом представитель истца не отрицал того факта, что на ответственное задание инспектор отправился, захватив с собой водительское удостоверение Тараса Помазая.

— После этого происшествия в газете «Вечерняя Караганда» появилась статья, — перешел к сути претензий г-н Махлов. — Насколько нам известно, господин Помазай рассказал об этом своему знакомому Лазуте, передал ему запись того, что происходило. А Лазута поделился этой информацией с журналистом Есенбаевой. В статье, написанной ей, были изложены грубые, оскорбляющие честь и достоинство моего доверителя обстоятельства.

Под этими «обстоятельствами» Данат Тлеуленов и его представитель подразумевали следующие фразы из статьи Махаббат Есенбаевой, которые, к слову сказать, по большей части являются прямой речью интервьюируемого Руслана Лазуты: «Однако это не помешало жолполовцу забрать представленные правонарушителем документы и уехать на служебной автомашине в неизвестном направлении»; «Сержант полиции вернулся спустя час и на вопрос водителя ответил, что уезжал обедать. Не зря говорят: «война войной, а обед по расписанию»; «Этот инспектор, по сути, ограбил водителя, то есть, забрал у него документы и уехал в неизвестном направлении»; «Хотя по большому счету инспектор совершил уголовное преступление — он незаконно привлек водителя к административной ответственности»; «К слову, инспектор Тлеуленов набирает большую популярность в Интернете. Запомните лицо этого сержанта — он опасен в своем невежестве, незнании правил дорожного движения и Административного кодекса. Берегите от него свои документы!»

Судья попросила г-на Махлова конкретизировать, в чем именно выдержки из статьи Махаббат Есенбаевой задели честь и достоинство истца. И тот охотно пояснил, что, по его мнению, слово «жолполовец» носит оскорбительный характер, в «неизвестном направлении» инспектор уехать не мог, поскольку это ему «запрещает инструкция, которой руководствуются все сотрудники УДП», а крылатая фраза «война войной, а обед по расписанию» в данном контексте может рассматриваться как клеветническая.

Во время пламенной речи юриста в памяти живо возник образ неподкупного инспектора Николая Лаптева в исполнении Сергея Светлакова: «Это же ГИБДД!».

На всякий иск найдется встречный иск

На судебном заседании говорил практически один представитель истца. Судья Егорова пыталась понять суть исковых претензий и требовала от представителя Тлеуленова доказательств их обоснованности. А понять их было порой действительно сложно.

Юрист все заседание никак не мог определиться, в каком же статусе пострадал Данат Тлеуленов — как сотрудник органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей или как гражданин РК. Вот некоторые цитаты из выступления Александра Махлова: «Данные обстоятельства являются оскорбительными для Тлеуленова, как для гражданина Республики Казахстан, как сотрудника правоохранительных органов, имеющего стаж более 20 лет и не имеющего замечаний и нареканий, кроме только благодарности за свою деятельность… Сведения являются оскорбительными и задевают честь сотрудника полиции и просто гражданина Республики Казахстан… Появление данной статьи привели к следующим последствиям: в отношении Тлеуленова происходили служебные разбирательства, проводились проверки, которые привели к переживаниям и страданиям данного гражданина».

Судья задала немало уточняющих вопросов, чтобы понять, что же, по мнению стороны истца, повлекло «переживания и страдания» — то, что инспектора сняли на камеру и выложили ролик в Интернет, появление статьи в газете, жалобы от водителя в МВД РК И ДВД области или же проверки в отношении г-на Тлеуленова?

Из речи юриста следовало, что его доверителя оскорбило буквально все. А больше всего — что в отношении инспектора Тлеуленова стали проводиться многочисленные проверки.

— Действиями ответчиков были нарушены неимущественные права моего доверителя, которые выразились в публикации недостоверной, клеветнической, оскорбительной информации в Интернете, в газете, — живописал Александр Махлов. — Публикация данной информации повлекли для моего доверителя нравственные страдания, переживания, сопряженные с чувством унижения. Человек, имеющий прекрасный послужной список, вынужден был неоднократно объяснять одно и то же, потому что со стороны Помазая и Лазуты были неправомерные жалобы на сайт министра внутренних дел, начальника ДВД Карагандинской области именно по этому же факту. По ним проводились проверки, и нарушений в деятельности Тлеуленова выявлено не было.

О том, что в июне этого года по протесту прокуратуры УДП Карагандинской области отменило постановление инспектора Тлеуленова, вынесенное в отношении Тараса Помазая, юрист скромно умолчал. Также не ответил он на вопрос судьи Егоровой, почему свою честь и достоинство его доверитель оценил именно в миллион тенге. На этом первое заседание закончилось.

А между тем один из ответчиков — Тарас Помазай планирует выдвинуть инспектору встречный иск стоимостью в три миллиона тенге за попытку незаконного привлечения к административной ответственности.

— Если Тлеуленов не отзовет свой иск, я также воспользуюсь своим правом обратиться в суд, — сказал он нам после судебного заседания.

Источник: Информационно-аналитический портал «Республика»

Похожие записи: