В студии Radiotochka.kz в рамках рубрики «Есть мнение» — эксперт по новым медиа Гулим Амирханова. Radiotochka.kz разместила письмо пенсионера, опубликованное на казахоязычном сайте. В нем автор высказал критическое мнение о том, как ситуация на Украине освещается в российских СМИ. И сразу в социальных сетях в Казахстане началось давление на наш сайт. Люди писали о том, что подобные публикации провокационные и они недопустимы.

— Как по-твоему, что сейчас происходит с общественным мнением в социальных медиа?

— На мой взгляд, это такой вид общественной цензуры. Что это такое? Это когда есть темы, которые немалая часть общества, немалая часть аудитории считает недопустимыми для публикации в СМИ. О них нельзя говорить, их нельзя обсуждать, потому что они якобы могут привести к чему-то. Люди живут в ожидании чего-то очень плохого. Отчасти это понятно – мы ведь видим, что происходит в Украине и России. И страхи повторения и на нас проецируются, ведь мы живем в российском информационном пространстве. И эти опасения вызваны мыслью – может лучше ни о чем не говорить, чтобы и у нас не всколыхнулось общество и не повторились истории с митингами, как в России, ситуация на Украине?

Но как человек, профессионально работающий с социальными сетями, я считаю, что это плохая тенденция. Она ведет к тому, что журналисты и медиа могут оказаться в двоякой ситуации. В Казахстане мы уже много лет живем под прицелом государственной цензуры. Она, конечно же, негласная, но она есть. Но к звонкам-то СМИ уже привыкли, а что делать с этой общественной цензурой? Мы с ней сталкиваемся впервые, и редакциям не понятно, как на нее реагировать. Ведь несколько последних лет новомедийные технологии учили нас, что нужно общаться с аудиторией. Редакции стараются понять: что же интересно аудитории. И понимают, если интересно про выбор шуб или про волейболистку, то нужно писать о них. Но вот аудитория говорит: не надо нам публиковать про отношение к России. И что, не публиковать общественно важные темы? Ведь от замалчивания они никуда не исчезнут.

— Но стоит отметить, что часть русскоязычных комментаторов писала: «Спасибо, такие публикации полезны. Нам важно знать, что о нас думают казахоязычные граждане страны!» Поскольку многие казахстанцы не читают на казахском, насколько важно знать, что происходит в казахоязычной среде? Насколько важно знать, о чем же думает большая часть граждан страны?

— Эту проблему все время обсуждают все медиаэксперты на всех медиаконференциях — это разобщенность казахоязычных и русскоязычных СМИ. Это два абсолютно разных информационных пространства. И в итоге происходит размежевание аудиторий. И вот эта тенденция роста общественной цензуры наиболее ярко видна в русскоязычной среде. В казахоязычной среде это еще не так заметно, там это еще не тенденция. И какие темы общество говорит, что нельзя, не стоит поднимать в СМИ? Это религиозные и около религиозные темы. Нехорошо обсуждать женщин в хиджабах и мужчин с бородами. Не стоит поднимать вопрос о том, сколько же было убито в антитеррористических операциях и зачистках.

Нам говорит общество: не надо поднимать эти темы, зачем вы разжигаете? Нельзя обсуждать темы национальностей. Тот же пенсионер в упомянутой публикации пишет о России и части россиян с их определенным мнением, с которым он не согласен. Но, почему-то часть казахстанцев принимают это мнение на свой счет и только потому, что они русские. Тут, конечно, вопрос больше к психологам и политологам, почему люди по национальности отождествляют себя с другой страной? Но ведь и об этом стоит говорить в СМИ, особенно в нынешних условиях. Но после давления СМИ такую тему и не будут поднимать, ведь она ж может разжигать. Но ведь это интересно – понять: кто и как себя тут ощущает, видит ли он себя в этой стране, хочет ли тут жить и строить будущее? Или эта страна как перевалочный пункт? И нам казахстанцам, да и казахам важно понимать: мы тут одни или нас много тут разных наций? Нас тут 17 миллионов или всего 9?

С этого года СМИ не могут поднимать тему Великой Отечественной войны. Ведь как только появляются факты, не совпадающие с фактами советской истории, в интернете начинаются бури и скандалы. Не дай бог, появятся публикации о том, что советские солдаты насиловали немок или еще какие-то неприглядные факты. Сразу начинаются ссоры и оскорбления. И главное, они не ведут к консенсусу или поиску правды. Это просто выброс негатива. Также нельзя поднимать тему села и города. Кто сорит и плюет в городах? Кто заваливает арыки мусором? Все превращается в битвы вокруг быдла: кто более — городские или сельские?

В СМИ даже не рискуют поднимать темы, кого можно, а кого нельзя ставить на обложку. Гитлера нельзя, а Сталина можно? СМИ уже много тем просто не рискуют поднимать, опасаясь критики со стороны общества. Даже тему педофилов не рискнули дожимать – ну откуда такой вал? И вдруг ты обнаружишь, что кто-то просто стал жертвой наветов, так ты сразу станешь защитником педофилов, сам станешь для общества извращенцем. В этом году общество болезненно реагирует на темы о гомосексуальности, и не дай бог, писать об этих проблемах. И как я заметила, в этом году в общении в соцсетях популярным стало слово «мразь». Так это слово и журналисты начали использовать. Это проявление крайней нетерпимости друг к другу.

— А что делать?

— Эксперты говорят, что у нас кризис и нехватка серьезной аналитической журналистики. Но, может, она и не нужна. Ведь грамотная журналистика подразумевает приведение большого количества разных мнений. Не уверена, что эти разные мнения кому-то нужны. Ведь многим и в голову не приходит, что другой человек может думать не как ты… Он сразу враг. Да я и по себе вижу, что подвержена этой тенденции, не всегда обращаю внимание на мнение других. Но я с этим стараюсь бороться: уважение к чужому мнению – это важно! И сейчас задача и у СМИ — снова рассказать аудитории, что медиа должны работать правильно: давать информацию и приводить разные взгляды на происходящее.

— Вольтеру приписывают слова: «Мне не нравится ваше мнение, но я готов отдать жизнь за ваше право его свободно высказывать!» — что происходит в соцсетях в Казахстане с уважением к чужому мнению?

— Не хочу навешивать ярлыки на всех, но происходящее в Казнете я бы описала так: я не уважаю ваше мнение, и я готов вас убить морально за то, что вы тут его высказываете! Вот так мы сегодня общаемся и так разговариваем в соцсетях. Все больше людей вокруг меня говорят, что хотят закрыть соцсети и уйти, потому что слишком много мнений, которые нас нервируют и раздражают. Очень много негатива.

— Что можно посоветовать тем, кто все же хочет искать и находить информацию в социальных сетях?

— Нам нужно всем снова учиться к друг другу прислушиваться. И найдя какую-то информацию в сети, всегда нужно задавать вопрос: а что есть по этому вопросу еще?  Есть ли еще другие взгляды на тему? Нужно искать вторые, третьи точки зрения. Ну и перестать оскорблять друг друга. Смотреть в суть происходящего. И не устраивать давления по поводу допустимости или недопустимости. Ведь чем опасна общественная цензура? Очень скоро государственным органам и не надо будет Казнет мониторить. Будут абсолютно уверенные в своей правоте люди, и немалое количество, которые будут писать госорганам какое СМИ где нарушило и что разжигало. И уже сейчас пишут на сайты и блоги госчиновников и требуют принять меры – закрыть, запретить. Чтобы темы не звучали в обществе.

Источник:http://www.radiotochka.kz/news/full/3675.html

Похожие записи: