Сотрудники ГСИН выгнали журналистов «Вечернего Бишкека» из женской колонии № 2, расположенной в селе Степном.

Предыстория скандала такова. В середине декабря газета обратилась с официальным письмом к председателю Госслужбы исполнения наказаний при правительстве, полковнику Советбеку Арбаеву. Мы просили разрешить встречу с заключенной Халидой Данаковой, которая сегодня находится в данном исправительном учреждении, с целью подготовки интервью.

Мы объяснили, что наша газета регулярно публиковала материалы, касающиеся ее дела, и мы намерены продолжить цикл статей о Данаковой.

Напомним, в прошлом у этой гражданки сын находился в СИЗО по заведенному на него уголовному делу. В прокуратуре у Халиды стали вымогать взятку за «помощь» в переквалификации на более мягкую статью. Тогда следователь Генпрокуратуры возбудил уголовное дело по заявлению Данаковой. Оперативники ГСБЭП «хлопнули» подозреваемых. Но расследование преступления заглохло. Зато позже оперативники ГСКН задерживают уже Данакову по обвинению в хранении и распространении наркотиков: в ходе обыска во дворе ее дома обнаружили пакетики с героином.

В ходе судебных заседаний выяснилось, что силовики так и не смогли найти доказательства, что наркотики, которые обнаружили во дворе Данаковой, принадлежат именно ей. Но судьи предпочли поверить словам следователя ГСКН Джунусова, который предположил, что наркотики принадлежат подсудимой.

Позже Свердловский районный суд приговорил Данакову к восьми годам лишения свободы. Бишкекский суд приговорил ее к 14 годам лишения свободы. Верховный суд это постановление окончательно утвердил.

Через неделю после получения письма из «ВБ» нам позвонили сотрудники пресс-службы ГСИН. Они сообщили, что интервью с Данаковой не утвердили. О причинах не стали распространяться. Опять же в виде исключения сотрудники пресс-службы предложили корреспондентам «ВБ» выход из ситуации. Мол, скоро в женской колонии будет мероприятие в честь 8 Марта.

Приехав на место, корреспонденты первым делом обратились к сотрудницам колонии с просьбой встретиться с заключенной Данаковой, как и было обещано в аппарате ГСИН. Те тоже пообещали поговорить с начальством. В это время начальник исправительного учреждения № 2 Мирбек Минбаев встречал председателя ГСИН Советбека Арбаева.

Когда концерт завершился, всех журналистов стали спешно уводить, не позволив взять интервью у заключенных. По словам надзирателей, никто из заключенных женщин не желал разговаривать с корреспондентами.

Мы пытались объяснить начальнику исправительного учреждения Мирбеку Минбаеву ситуацию, но тот впал в бюрократический ступор и стал требовать официальную бумагу. Ссылка на пресс-службу на него не действовала. Он приказал выпроводить наших корреспондентов за ворота.

Мы хотели бы обратиться в правительство Кыргызстана, в чьем ведении находится ГСИН. Как можно расценивать сей грубый жест руководства ГСИН и конкретно Мирбека Минбаева? Почему заключенным женщинам не дают говорить с прессой? Может, эта попытка использования СМИ в своих целях, чтобы залакировать действительность? Мол, у нас все в порядке. Но, судя по поведению работников этой системы, все обстоит далеко не так.

Источник:  http://www.vb.kg/305703

Похожие записи: