Минюст намерен предусмотреть наказание за оскорбление личности и должностного лица при исполнении им служебных обязанностей.

В Кыргызстане предлагают ввести административную ответственность за оскорбление личности, сообщили в организации «Институт Медиа Полиси».

Поводом для такой инициативы послужило решение Конституционной палаты Верховного суда КР от 6 ноября 2013 года о несоответствии статьи 128 «Оскорбление» Уголовного кодекса КР части 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики: «Никто не может быть подвергнут уголовному преследованию за распространение информации, порочащей или унижающей честь и достоинство личности».

В связи с этим Минюст 30 апреля 2014 года внес в парламент законопроект, предусматривающий введение новой статьи 6612 «Оскорбление» в Кодекс об административной ответственности (КоАО). В данном законопроекте министерство предлагает «предусмотреть в Кодексе об административной ответственности (КоАО) наказание за оскорбление личности и должностного лица при исполнении им служебных обязанностей».

Представитель организации «Институт Медиа Полиси» Бегаим Усенова напомнила, что в разных странах существуют особые законы, которые направлены на защиту граждан от непристойных выражений, оскорбляющих слух и представление о чести и достоинстве.

«Наказания в данном случае могут быть самыми различными: в одних случаях – общественное осуждение, насмешка, осуждающие взгляды и т. д. В других случаях дело передается в суд. В предлагаемых же Минюстом поправках говорится, что «составлением протоколов об административных правонарушениях должны заниматься органы внутренних дел и прокуратуры». Штрафы законопроект предусматривает следующие: от 2 000 до 10 000 сомов (для журналистов), от 10 000 до 70 000 сомов (для СМИ). Более того, если сообщение в СМИ коснется должностного лица, то решение вопроса о его оскорбительности окажется в руках органов прокуратуры», – предостерегает медиа-эксперт.

Напомним, ранее статья «Оскорбление» относилась к категории дел частного обвинения. Исходя из предназначения частного обвинения, они могли быть возбуждены не иначе как при наличии жалобы потерпевшего.

«Согласно предлагаемым поправкам оскорбление переходит из уголовного в разряд административных правонарушений, что придает производству по этим делам публичный характер, который предполагает минимальный учет интересов личности как при возбуждении административного производства, так и при его окончании.В случае принятия данных поправок для начала административного производства по факту оскорбления достаточно информации об имевшем место факте (наличия сведений) совершения правонарушения, и как следствие этого – невозможность по причине его публичности примирения сторон как основания прекращения производства по уголовному судопроизводству, поскольку в ст. 549 КоАО КР «Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении» такая норма отсутствует», – говорится в сообщении. 

Поправками Минюста устанавливаются полномочия органов внутренних дел и прокуратуры по возбуждению административного производства по этой категории правонарушений.

При этом кодекс КР «Об административных правонарушениях» не предусматривает порядок по делам частного обвинения, как это имеется в УПК КР. «Возникает вопрос, каким образом будут рассматриваться в административном порядке оскорбления? Кто должен и может являться инициатором начала административного процесса? Будут ли предъявляться какие-либо особые требования к заявлению частного лица? Если да, то какие именно?

Возникает тупиковая ситуация: согласно действующему законодательству, прокурор обязан принять меры, получив информацию, например, из средств массовой информации, и даже при отсутствии заявления и желания гражданина привлечь то или иное лицо к ответственности, возбудить административное производство.

В отличие от Уголовного кодекса КоАО не устанавливает предпосылки: повод и основание для возбуждения дела. Что делать, когда отсутствует заявление со стороны гражданина? Более того, что делать, если гражданин вовсе не имеет желания кого-либо привлекать, пусть даже к административной ответственности?

Законопроект не определяет, каким образом правоохранительные органы будут устанавливать истинность «умышленного унижения чести и достоинства другого лица». Дело в том, что прежний порядок предлагал гражданину самому решать вопрос о том, есть ли наличие сведений, унижающих его достоинство, или нет. А далее суд, в том числе и посредством обращения к лингвистической экспертизе, в судебном заседании проверял этот факт. В предлагаемых поправках не указывается, на основании чего должностное лицо будет устанавливать наличие оскорбления либо его отсутствие, если нет частного начала, но имеется публичный интерес? Ведь по общему правилу для начала административного производства вовсе не обязательно наличие заявления гражданина», – отмечается в анализе.

По информации организации «Институт Медиа Полиси», не менее важным является и вопрос о финансировании данной инициативы. Указанное в справке-обосновании утверждение о том, что «принятие данного законопроекта дополнительных финансовых затрат из государственного бюджета не потребует», не совсем правдиво. Напротив, очевидно, что предлагаемые поправки подразумевают увеличение объема работы правоохранительных органов и органов прокуратуры и, соответственно, возможное увеличение штата и окладов.

В рамках общего анализа важно также отметить, что логика законопроекта в части введения такой нормы как «оскорбление должностного лица государственного органа, органа местного самоуправления при исполнении им служебных обязанностей в публичном выступлении, публично выставленном произведении или средствах массовой информации», является дискриминационной и противоречит ст. 3 КоАО КР «Принципы законодательства об административной ответственности», где говорится: законодательство об административной ответственности основывается на принципе равноправия граждан перед законом. Возникает вопрос: какие причины побудили инициатора отделять ответственность за оскорбление частного лица от ответственности за оскорбление лица при исполнении служебных обязанностей? Получается честь и достоинство должностного лица ценнее и выше, чем недолжностного лица?

Наконец, из главы 17 УК КР «Преступления против свободы, чести и достоинства личности», содержащей до внесения изменений шесть составов преступлений (ст. 123-128 УК КР), исключены два состава (ст. 127 и 128 УК КР), непосредственно направленные на один из двух, имеющихся в этой главе, непосредственных объектов – честь, достоинство и деловую репутацию личности. Вместе тем законопроект не содержит изменения названия главы 17 УК КР, что представляется не совсем логичным, так как оставшиеся в этой главе четыре состава преступлений своим непосредственным объектом составляют только свободу личности, понимаемую буквально как свободу физического передвижения в пространстве.

«По нашему мнению, следует внести изменения в название главы 17 УК КР, исключив слова «чести и достоинства», и именовать ее только как «преступления против свободы личности», – прокомментировали юристы.

Они напомнили, что установлены различные способы защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина. Существующие гражданско-правовые положения также предусматривают отстаивание нарушенных прав в судебном порядке с учетом инициативы частного интереса, присущего цивилистическим наукам.

«Однако замена уголовно-правового (уголовно-процессуального) способа на административно-правовой явно не способствует повышению гарантированности защиты личности от противоправных посягательств», – заключили эксперты.

По словам Бегаим Усеновой, институт предлагает Министерству юстиции отозвать законопроект в предложенной редакции как содержащий дефекты правового регулирования при введении административной ответственности за оскорбление. А парламенту рекомендуют провести общественные слушания и внести новый законопроект с учетом высказанных предложений и дополнений.

Источник: http://www.vb.kg/285278

Похожие записи: