Верховный суд (ВС) РФ во вторник представил в Москве проект постановления Пленума с четкими разъяснениями для судей о том, кому именно и насколько широко предоставлять доступ как к самому процессу судопроизводства, так и к информации, и решениям по итогам любого судебного заседания.

Как ожидается, документ, в который сейчас по просьбе главы ВС РФ Вячеслава Лебедева вносятся не концептуальные, но редакционные правки, будет принят в окончательном варианте в рекордные сроки — за два дня, то есть, 13 декабря.

Условия для всеобщего доступа

В первом же пункте документа ВС РФ указал, что судьям надлежит создавать необходимые условия для всевозможного доступа к судебной информации для всех граждан, организаций, общественных объединений, СМИ, чиновников, «в том числе лицам с ограниченными возможностями здоровья, с учетом требования Конвенции о правах инвалидов», участником которой в этом году стала Российская Федерация.

Как пояснил судья-докладчик Вячеслав Горшков, это означает необходимость физического доступа в зал слушаний, который либо должен быть расположен на первом этаже здания суда, либо рядом с лифтом.

На сложности с доступом к правосудию инвалидов указывал в ходе слушаний проекта в Общественной палате РФ председатель организации «Комитет «За гражданские права» Андрей Бабушкин. По его мнению, до настоящего времени нет гарантий для инвалида, особенно с нарушениями опорно-двигательного аппарата, свободно попасть в суд.

При этом, хотя в постановлении говорится о возможности присутствия на слушаниях несовершеннолетних детей, не являющихся участниками процесса, судья Горшков утверждает, что Конвенция о правах ребенка 1989 года не разрешает подвергать юных граждан такому стрессу, как нахождение в судебных слушаниях.

Обязанности пресс-служб

Также в документе более четко прописываются обязанности сотрудников пресс-служб, о необходимости немедленного формирования которых при каждом суде говорил в своем выступлении во вторник глава Судебного департамента при ВС РФ Александр Гусев.

Так, пресс-секретарям надлежит самим принимать меры по оповещению журналистов о предстоящих слушаниях по громким делам, по собственной инициативе публиковать или рассылать сведения о вступивших в силу решениях по общественно важным делам — например, о признании незаконным решения избиркома о результатах выборов.

Также пресс-службы должны помогать в организации трансляции судебного заседания в интернете по желанию СМИ.

Отдельно ВС РФ рекомендует ответственным за связи с общественностью «участвовать в подготовке выступлений судей, работников аппарата суда по актуальным проблемам судебной и правовой реформ или по иным аспектам деятельности судебной системы в средствах массовой информации», то есть, фактически санкционировал дачу интервью и проведение пресс-конференций судей, против которых возражал в ходе слушаний в Общественной палате РФ адвокат и глава профильной комиссии Анатолий Кучерена. Он считает, что судьи не должны «оправдываться» за свои решения, полагая, что для всех разъяснений достаточно высоко квалифицированных сотрудников пресс-служб.

Вместе с тем, в ВС РФ настаивают, чтобы суды не просто предоставляли запрошенную информацию, но делали это даже по устной просьбе и максимально быстро.

«Ведь может так случиться, что запрошенная в три часа дня информация к восьми вечера будет уже не актуальна», — пояснил судья Горшков.

А для абсолютного понимания всех судей необходимости быть максимально открытыми с гражданами и СМИ, в проекте постановления отдельно прописывается рекомендация Российской академии правосудия ввести спецкурс для служителей Фемиды по вопросам применения норм о регулировании открытости судопроизводства.

Права прессы

В половине из 35 пунктов проекта отдельно оговариваются особые права журналистов, которые не только имеют безусловное право вести текстовую трансляцию в интернете и аудиозапись без необходимости разрешения на это от кого бы то ни было, но и могут выходить из переводящегося в закрытый режим заседания последними и имеют право приходить на любые открытые слушания без предварительной аккредитации.

При этом ВС РФ специально акцентировал внимание на том, что не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них журналистов и обычных граждан.

Вместе с тем, ни в постановлении, ни в выступлении Гусева, чье ведомство отвечает за техобеспечение доступа во дворцы правосудия, не указывалось на возможность перемещения процесса в зал другого суда, физически и технически способного разместить больше слушателей, но глава Суддепартамента сообщил о намерении организовать трансляции для не поместившихся из зала заседания в коридор или другое помещение. А такие материалы фиксации хода судебного разбирательства приобщаются затем к делу.

Защита свидетелей и сведений

Также множество пунктов посвящено вопросам того, как и из-за чего необходимо или запрещено проводить слушания в закрытом режиме.

В частности, пленум отвергает аргументы об опасности влияния на исход рассмотрения дела, например, текстовой трансляции в мировой паутине показаний одних свидетелей, которую могут прочитать другие свидетели.

«Если исходить из реального положения вещей, передать не допрошенному свидетелю нужные сведения в устном или письменном виде не сложнее, чем посредством интернета, если ожидающий допроса не находится в помещении, специально отведенном для свидетелей. Если он находится в таком помещении, то всегда можно установить контроль за поступающей к нему информацией и при необходимости ограничить», — заявила в своем выступлении в ходе обсуждения судья Мособлсуда Ольга Пешкова.

В 2010 году Хамовнический суд Москвы прекратил трансляцию из зала, где слушалось дело в отношении экс-главы ЮКОСА Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО «Менатеп» Платона Лебедева, мотивируя это просьбой прокуратуры, которая опасалась, что в помещение, куда передавалась картинка и звук, может зайти еще не допрошенный свидетель. Похожими опасениями мотивировал свою просьбу Замоскворецкий суд Москвы в 2012 года, обратившийся к журналистам с просьбой прекратить цитировать дословно показания свидетелей и запретив трансляцию в интернете их допроса по делу в отношении самбиста Расула Мирзаева.

Таким образом, пленум остановился на том, что поскольку ни ГПК, ни УПК, ни даже КоАП РФ не требуют согласования слушателей и прессы с судом ведения ими письменной или аудиофиксации слушаний, текстовая онлайн-трансляция, а равно и художественные зарисовки процесса не могут как-то ограничиваться. Однако, фото-, видео-, киносъемки по-прежнему требуют разрешения от председательствующего.

Вместе с тем, субъективные возражения участников слушаний не могут быть основанием для запрета ведения съемки. Да и в целом, даже если в деле есть сведения, которые относятся к частной жизни участников судопроизводства, это не является безусловным основанием для проведения процесса в закрытом режиме.

Выступая во вторник в ходе заседания Пленума, глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, выразил озабоченность формулировкой одного из пунктов проекта постановления, где говорится, что при наличии ходатайства участников процесса суд вправе рассмотреть в закрытом судебном заседании гражданское дело по мотивам обеспечения права на неприкосновенность частной жизни, либо сохранения сведений, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела.

«Нет разъяснения, что нужно понимать под частной жизнью и что за сведения, гласное обсуждение которых может помешать правильному разбирательству», — отметил Федотов, попросив редколлегию по возможности доработать данный пункт.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121211/265732895.html#ixzz2Eo8lh7ou

Похожие записи: