Данный мировой показатель достиг максимального значения с 1990 года, когда КЗЖ начал проводить свои обзоры. Чтобы заставить критиков замолчать, государства используют обвинения в терроризме и других антигосударственных преступлениях. Худшим мировым тюремщиком является Турция. Специальный доклад КЗЖ

 

НЬЮ-ЙОРК
Как установил Комитет по защите журналистов, число журналистов, находящихся в заключении по всему миру, достигло в 2012 году рекордно высокого уровня,  отчасти ввиду распространенного использования обвинений в терроризме и других антигосударственных преступлениях против критично настроенных журналистов и редакторов изданий. В ежегоднойпереписи журналистов в тюрьмах по состоянию на 1 декабря КЗЖ указал 232 человека, что превышает цифру 2011 года на 53 человека.

Широкомасштабное использование тюремного заключения в Турции, Иране и Китае довело общемировой показатель до максимального уровня с 1990 года, когда КЗЖ начал проводить всемирные обзоры, и превысило установленный в 1996 году прежний рекорд – 185 человек. Власти каждого из трех государств, худших из мировых тюремщиков прессы, широко использовалитуманно сформулированные законы об антигосударственной деятельности, чтобы заглушить диссидентские политические взгляды, в том числе выражаемые этническими меньшинствами. Самыми распространенными обвинениями против журналистов в 2012 году по всему миру были обвинения в антигосударственной деятельности, в том числе терроризме, измене и подрывной деятельности. Согласно переписи КЗЖ, не менее 132 журналистов были подвергнуты тюремному заключению по такого рода обвинениям по всему миру.

Эритрея и Сирия также вошли в число худших стран мира по этому показателю: и там и там многие журналисты были брошены в тюрьму без предъявления обвинений и в обход норм правосудия, а также содержались в тайных тюрьмах, не имея доступа к адвокатам и членам семьи. По всему миру 63 журналиста находятсяпод стражей без публично предъявленных обвинений.

Группу из 10 худших стран-тюремщиковжурналистов замыкают Вьетнам, Азербайджан, Эфиопия, Узбекистан и Саудовская Аравия. В двух государствах из этой группы – Азербайджане и Узбекистане – власти использовали репрессивные обвинения в хранении наркотиков и хулиганстве для заключения в тюрьму критически настроенных журналистов и редакторов. В 19 случаях по всему миру правительства применили различные не связанные с журналистикой обвинения, чтобы заставить замолчать критически настроенных журналистов. В настоящую перепись вошли случаи, когда КЗЖ установил, что обвинения были сфабрикованы.

В Турции, худшей из тюремщиков журналистов мира, с 49-ю работниками СМИ за решеткой,власти задержали десятки журналистов и редакторовкурдских изданий по обвинениям в терроризме, а также взяли под стражу ряд других журналистов по обвинениям в антигосударственных заговорах. В 2012 году КЗЖ провел обширный анализслучаев тюремного заключения в Турции, подтвердив, что журналистская деятельность стала причиной ареста во многих из дел, ранее не указанных в годовых обзорах. Этот вывод значительно повысил общую статистику по стране. КЗЖ установил, что  размытые формулировки уголовного кодекса и законов о борьбе с терроризмом позволили турецким властям приравнять освещение деятельности запрещенных организаций, как и расследование щекотливых тем, к прямым проявлениям терроризма и иной антигосударственной деятельности.

Как выразился Мехмет Али Биранд, один из главных редакторов стамбульского телеканала «Канал D», в этих законодательных актах «не проводится различий между журналистами, реализующими свободу выражения, и пособниками терроризма». Назвав применение законов об антигосударственной деятельности против журналистов «национальной болезнью», Биранд отметил: «Правительство не проводит различия между этими двумя основными моментами: свободой выражения и терроризмом». Среди находящихся в заключении – Тайип Темель, главный редактор единственной в стране ежедневной газеты на курдском языке «Азадия Велат«. Ему грозит свыше 20 лет тюремного заключения по обвинению в членстве в запрещенной курдской организации. В качестве доказательств его вины правительство ссылается на публикации Темеля, а также на его подслушанные разговоры по телефону с коллегами и источниками информации.

Иран, где за решеткой находятся 45 журналистов, занимает второе место в мире по этому показателю; начатые после скандальных президентских выборов 2009 года репрессии продолжаются и по сей день. Власти используют схему, при которой некоторые из задержанных освобождаются под залог, достигающий шестизначных сумм, но при этом одновременно проводятся новые аресты. В числе заключенных – Джила Бани-Ягуб, отмеченная наградами журналистка, главный редактор новостного интернет сайта «Клуб иранских женщин«, который посвящен женской тематике. В сентябре она начала отбывать годичный срок по обвинениям в «пропаганде против режима» и «оскорблении президента» в связи со статьями, написанными ею в ходе выборов 2009 года. Ее супруг – журналист Бахман Ахмади Амуйи – отбывает пятилетний срок по обвинению в антигосударственной деятельности.

В Китае, занимающем третье место по числу заключенных журналистов, обвинения в антигосударственной деятельности широко используются для лишения свободы онлайн-журналистов, высказывающих диссидентские политические взгляды, а также против журналистов, освещающих тему этнических меньшинств. 19 из 32 журналистов-заключенных – тибетцы и уйгуры, брошенные в тюрьму за то, что освещали начавшуюся в 2008 году этническую напряженность. Среди задержанных – кинодокументалист Дхондуп Вангчен, попавший в тюрьмупосле того, как он снял серию интервью с тибетцами о том, как им живется при китайском правлении. В 2012 году КЗЖ присудилВангчену Международную премию за свободу прессы. “Журналисты, освещающие “самые щекотливые» для властей страны регионы — такие, как неспокойные Тибет и Синтзян —наиболее уязвимы перед преследованием», – сказал Фелим Кайн, заместитель директора Азиатского отдела организации Human Rights Watch. “Журналисты, которые живут и работают в этих регионах, остерегаются не только “красных линий», установленных государством для всех журналистов, но также и зыбких “серых линий», на которых наблюдается постоянное и достигшее максимальных показателей за все время присутствие китайских государственных органов безопасности».

Худшие злоупотребления нормами отправления правосудиядопускаются в Эритрее, где насчитывается 28 заключенных журналистов, что составляет четвертую по величине цифру в мире. Ни одному из задержанных в Эритрее никогда не предъявлялось публичных обвинений в преступлениях; никто из них не представал перед судом. Правительство президента Исайаса Афеворкиотказалось предоставить информацию о местонахождении, правовом статусе и состоянии здоровья заключенных журналистов; оно даже отказалось подтвердитьсообщения,что до пяти из них умерли под стражей из-за бесчеловечного обращения. КЗЖ по-прежнему включает в свой список журналистов, которые, как утверждалось, погибли, и одновременно пытается проверить достоверность этой информации. В общей сложности в Эритрее оказались под стражей девять независимых журналистов, схваченных в ходе масштабной кампании репрессий в 2001-2002 годах, плюс 19 журналистов государственных СМИ, нарушивших введенные государством строгие меры контроля. «Если напишешь что-то идущее вразрез утверждениям государства, окажешься в тюрьме», – сказал Белфан Тесфай, ранее работавший репортером и редактором нескольких государственных средств массовой информации Эритреи, а затем бежавший из страны. «Я покинул Эритрею год и три месяца назад. Шел пешком трое суток. Если бы меня поймали, то вы, возможно, никогда бы обо мне не услышали. …Никто ничего не знает о местонахождении этих заключенных журналистов. Никто не знает, живы они или мертвы. Им не былипредъявлены обвинения. Даже члены их семей не имеют с ними никаких контактов».

Сирийские войска, верные президенту Башару Асаду, удерживали, по крайней мере, 15 журналистов, в силу чего страна заняла пятое место по числу заключенных журналистов. Никому из задержанных не предъявлялось обвинений в совершении преступлений, причем органы власти отказываются предоставлять информацию о местонахождении и состоянии задержанных. Среди журналистов, которые, как считается, находятся в заключении, Остин Тайс – американский фрилансер, чьи материалы о гражданской войне в Сирии публиковались в газетеWashingtonPost, на сайте McClatchy, английской службетелеканалa «Аль-Джазира», а также в ряде других средств массовой информации. «Большой брат никогда не бывает слишком далеко. С началом революции все еще более осложнилось. По мере милитаризации восстания возрастает риск ареста», – сказала Рания Абузейд, работающая в Бейруте корреспондентка журнала Time, которая не раз тайно посещала Сирию с целью освещения конфликта. «Зачастую режим внезапно устанавливает контрольно-пропускные пункты, и когда там окажешься, назад повернуть уже сложно».

С 14-ю журналистами за решеткой, Вьетнам занимает шестое место в рейтинге тюремщиков прессы. В последние годы вьетнамские власти неуклонно наращивают кампанию репрессий против критически настроенных журналистов, делая особый акцент на работающих в интернете. Все репортеры, находившиеся под стражей в 2012 году, за исключением одного, публиковали блоги или сотрудничали с новостными онлайновыми изданиями. Все они, за исключением одного, были арестованы по обвинениям в антигосударственной деятельности, связанным со статьями на политически чувствительные темы, включая отношения страны с Китаем и обращение с католическим сообществом.

По состоянию на 1 декабря 118 журналистов, размещавших свои работы, главным образом, в интернете находилось за решеткой по всему миру. На их долю приходится чуть больше половины от общего числа журналистов в тюрьмах. Пропорция соответствует ситуации, наблюдавшейся по итогам трех предыдущих обзоров КЗЖ, которым предшествовало несколько лет, отмеченных значительным ростом числа сетевых журналистов в заключении. Второй по величине профессиональной группой оказались работники печатных СМИ; на эту категорию пришлось 77 заключенных по всему миру. Остальные арестанты представляли радиовещание, телевидение и документальное кино.

Власти Азербайджана, седьмой из худших тюремщиков прессы, жестко  обрушились на диссидентов внутри страны во время проведения в Бакудвух крупных международных мероприятий – конкурса песни «Евровидение-2012″ и глобального Форума по управлению использованием Интернета. Власти бросили в тюрьму, по крайней мере, девять критически настроенных журналистов по различным   карательным обвинениям, включая хулиганство, хранение наркотиков и вымогательство. КЗЖ пришел к выводу, что данные обвинения были сфабрикованы, чтобы отомстить журналистам за их профессиональную деятельность.

Эфиопия, где в заключении находятся шесть журналистов, заняла восьмое место в мире по этому показателю. В 2009 году власти страны расширили сферу действия закона о борьбе с терроризмом, введя уголовное наказание за освещение деятельности любой организации, которую государство считает террористической, причем в этот список входят и оппозиционные политические партии. Среди заключенных – Эскиндер Нега, отмеченный наградами блоггер, чьи критические комментарии о широком использовании государством законов о борьбе с терроризмом привели к его собственномуосуждению по обвинению в терроризме.

«По сути, они объявили журналистику вне закона», – отметил Мартин Шиббюэ – шведский журналистфрилансер, более 14 месяцев отсидевший за решеткой в Эфиопии вместе с коллегой Йоханом Перссоном. Их осудили по обвинению в терроризме, поскольку в рамках подготовки к своему репортажу они передвигались по стране вместе с группой сепаратистов. «В нашей профессии, чтобы подготовить сюжет, необходимо общаться с обеими сторонами. Они криминализовали контакты с одной из сторон конфликта. Простая встреча с членом определенной организации или переписка по электронной почте» приравниваются к терроризму.

Список из 10 стран, где в заключении содержится больше всего журналистов, замыкают Узбекистан и Саудовская Аравия. В каждой из этих стран за решеткой находится по четыре журналиста. Среди заключенных в Узбекистане – Мухаммад Бекжанов и Юсуф Рузимурадов, находящиеся в местах лишения свободы дольше всех других журналистов из обзора КЗЖ. Их посадили в тюрьмув 1999 году за выпуск запрещенной газеты. В Саудовской Аравии, автору газетных колонок Хамзе Кашгари угрожает смертная казнь по обвинениям в оскорблении религии из-заразмещенных в Твиттере сообщений, описывающих воображаемую беседу с пророком Мухаммедом.

КЗЖ подтвердил смерть одного из заключенных журналистов – иранского блоггера Саттара Бехешти. Бехешти был арестован в октябре за «действия против национальной безопасности» и был мертв буквально через несколько дней. Согласно материалам в прессе, заключенные той же тюрьмы утверждали, что 35-летнего Бехешти избивали на допросах, неоднократно угрожали емусмертью, подвешивали с потолка за руки и за ноги.

Ниже перечисляются иные тенденции и подробности по итогам проведенного КЗЖ анализа:

  • Рост числа заключенных журналистов, составивший в мировом масштабе 29,6 процента по сравнению с 2011 годом, стал самым большим за десятилетие процентным скачком и вторым подряд годовым приростом на 20 с лишним процентов. С 2010 по 2011 год число заключенныхжурналистов выросло на 23,4 процента.
  • Впервые с 1996 года Бирма не вошла в число стран, «сажающих» журналистов. В рамках исторического перехода страны к гражданскому правлению, власти за последний год объявили нескольких амнистий и выпустили на свободу, по крайней мере, 12 заключенных журналистов.
  • Количество журналистов, лишенных свободы по обвинениям в антигосударственной деятельности, а именно 132 человека, достигло рекорда, по данным КЗЖ, хотя их доля от общего числа, то есть примерно 57 процентов, соответствует показателям из обзоров за недавние годы.
  • Использование репрессивных обвинений стало второй по частоте применения тактикой в делах журналистов, которым публично были предъявлены обвинения. Во всем мире подобные обвинения были выдвинуты против девятнадцати журналистов.
  • Семеро журналистов находились под стражей по обвинению в «оскорблении» этнических или религиозных групп, еще шесть человек – по уголовным обвинениям в диффамации. В трех случаях указывалось на нарушение законодательства о цензуре, а в двух случаях предъявлены обвинения в распространении «ложной информации».
  • В рамках подробного годичного обзора по случаям заключения в Турции, КЗЖ провел анализ дел находящихся под стражей журналистов по состоянию на 1 августа. КЗЖ установил, что на тот момент 61 журналист был лишен свободы непосредственно в отместку за свою работу, а еще 15 человек были взяты под стражу при менее ясных обстоятельствах. Со времени проведенного в августе обзора дел, власти Турции освободили ряд журналистов, которые находились под арестом в ожидании суда или приговора.
  • После годичного отсутствия в общем списке, Куба вновь вошла в число государств, где журналистов бросают за решетку. В сентябре Калисто Рамон Мартинес Ариес, репортер независимого информационного агентства Centro de Información Hablemos Press, был арестован агентамислужбы безопасности по обвинению в оскорблении. На момент ареста Мартинес Ариес расследовал сообщения о повреждении партии медикаментов и медицинского оборудования во время международной перевозки.
  • Факттюремного заключения на Кубе стал единственным в 2012 году случаем, документально зафиксированным КЗЖ на американском континенте, где журналистов лишают свободы все реже. По итогам обзора, проведенного КЗЖ за 2011 год, подобных фактов в регионе не отмечалось.
  • Подавляющее большинство заключенных – местные журналисты, лишенные свободы по решению собственного правительства. По данным обзора КЗЖ,  во всем мире за решеткой находилось трое иностранных журналистов.
  • Журналисты интернет-СМИ и работникипечатных средств массовой информации составляют две крупнейшие профессиональные группы в списке КЗЖ. Что касается других средств массовой информации, то под стражей находилось 24 тележурналиста, 12 радио-репортеров и 1 кинодокументалист.
  • По состоянию на 1 декабря по всему миру в тюрьмах находились 85 журналистов-фрилансеров, составивших примерно 37 процентов от общего числа журналистов-заключенных. Доля фрилансеров, которая в последние годы демонстрировала тенденцию к повышению, понизилась впервые с 2006 года.
  • Помимо Дхондупа Вангчена, находящегося под стражей в Китае, по всему миру в заключении находилось еще три лауреата присуждаемой КЗЖ Международной премии за свободу прессы. Это Азимжон Аскаров в Кыргызстане, Ши Тао в Китае и Мохаммад Давари в Иране.

По убеждению КЗЖ, журналисты не должны подвергаться тюремному заключению за то, что они выполняют свою работу. Письма с выражением серьезной озабоченности были направлены со стороны КЗЖ в каждую из стран, где имеются заключенные журналисты. В прошлом году правозащитная деятельность КЗЖ привела к досрочному освобождению, по крайней мере, 58 заключенных журналистов по всему миру.
Список КЗЖ представляет собой своего рода «моментальный снимок» лиц, находящихся в заключении по состоянию на 00:01 часов 1 декабря 2012 года. В него не вошли многие журналисты, заключенные под стражу и выпущенные на протяжении текущего года. Информация о них размещена на сайте www.cpj.org. Журналисты остаются в списке КЗЖ до тех пор, пока организация не установит с разумной степенью уверенности, что они освобождены или умерли, находясь под стражей.

Журналисты, исчезнувшие или похищенные негосударственными структурами, включая преступные банды или группы боевиков, не входят в список заключенных. Они считаются «пропавшими без вести» или «похищенными«.

Источник: http://cpj.org/ru/2012/12/post-32.php

Похожие записи: